Пресс-центр

Онкологи Чувашии не прекращают своей работы даже в условиях пандемии

Реабилитация начинается в операционной

Первый вопрос главному врачу Республиканского онкологического диспансера Игорю Долгову — про лечение онкологических заболеваний у жителей Чувашии в нынешней ситуации. Режим самоизоляции во время пандемии сказался на работе практически всех предприятий, в том числе и лечебных учреждений. А публикации в СМИ сообщений из других регионов о том, что пациентам с онкопатологией отменяют терапию из-за новой коронавирусной инфекции, болью отзываются у любого человека.

Игорь Юрьевич, по-видимому, уже не раз отвечал на этот вопрос, потому что отреагировал очень эмоционально. Он сказал, что люди могут уйти на карантин, отложить дела и поездки, но опухолевый процесс, если начался, сам по себе не прекратится. И в диспансере сейчас не делают только плановых операций — когда у пациента обнаружили доброкачественную опухоль, с удалением которой можно подождать. Для злокачественных опухолей любая отсрочка — это подарок, потому что 3-4 месяца ожидания во многих случаях просто погубят человека. Более того, на операцию берут даже экстренно, когда опухоль выявлена на поздних сроках, и любое промедление грозит обернуться непоправимой бедой, например, кровотечением, которое унесет жизнь. Поэтому лечение не прекращается.

Есть, конечно, и ограничения. Ни в стационаре, ни в поликлинике не примут пациента с температурой. В этом случае человека нужно вначале пролечить от заболевания, вызвавшего такую реакцию. Любое вмешательство онкологов, будь это химиотерапия, облучение или хирургическая операция, — стресс для организма, поэтому он должен иметь силы его выдержать.

СПРАВКА «СЧ»
За три месяца этого года в Чувашии выявлено 1080 онкобольных, у 622 опухолевый процесс был на начальной стадии. Всего на учете у онкологов стоят 29386 пациентов.

С чего начинается лечение? Здесь нет ничего нового. С постановки диагноза. Причем доктор считает, что заниматься выявлением онкологических заболеваний должны не только онкологи, а вообще все врачи. Пришел пациент в поликлинику с какой-нибудь жалобой, и первое, что участковый врач или врач общей практики должен исключить, — это онкологию. Если сомнения остаются — назначить дополнительные исследования. При самых распространенных локализациях это сделать несложно: анализы крови или мочи вряд ли что-то покажут при начальной стадии, а вот ультразвуковое исследование, маммография, анализ кала на скрытую кровь или фиброгастроскопия вполне себе результативны.

К сожалению, до сих пор в онкодиспансер поступают и женщины, и мужчины с запущенными заболеваниями тех локализаций, которые при обследовании несложно выявить. Но тут уже вмешивается человеческий фактор… самих пациентов. Многие почему-то с гордостью рассказывают, что не были у врача 7-9 лет, хотя должны приходить в поликлинику на диспансеризацию систематически. Очень многие пациенты попали в диспансер после осмотра у врача, просто выполнив его назначения. Игорь Юрьевич уверен, что самое главное — это систематические осмотры, а не спонтанные попытки обследоваться полностью: например, в 20 и даже 30 лет нет смысла каждый год исследовать кишечник инструментально, если нет жалоб, а вот после 40-45 лет невнимательное отношение к своему телу можно считать непредусмотрительностью.

КСТАТИ
Целевой показатель нацпроекта «Здравоохранение» по выявлению злокачественных новообразований на 1-2 стадии — 56,5%, в Чувашии этот показатель увеличился до 61,7%.

Многие мужчины избегают обследований, ссылаясь на занятость, но потом они признаются, что делали это из страха, что «врачи что-нибудь найдут». А ведь на ранних стадиях рак предстательной железы очень хорошо лечится, и даже с выявленным на поздних стадиях раком люди живут по 10-12 лет. Потому что появились препараты, которые называются таргетными: бьющими прямо в цель. Скажем, если человек заболел раком предстательной железы в 70 лет, то, скорее всего, он умрет не от него. Тем более, что появляются все новые методики и лекарства. Но качество жизни у человека, который вынужден постоянно наблюдаться у врача и принимать препараты, явно ниже, чем у тех, кто пришел на лечение вовремя.

Ходит много слухов о том, что врачи стараются не лечить пожилых и тем более старых людей. Игорь Юрьевич просто понять не может, откуда эти слухи появляются. Злокачественные образования у молодых довольно редки. Просто потому, что до них нужно дожить: страдают ими как раз люди в возрасте. Организм человека так устроен, что с возрастом накапливаются мутации в клетках, появляются опухоли. И если бы онкологи отказывались от лечения пожилых людей, то диспансер был бы пуст.

Главный врач по специальности хирург, и ежедневно стоит за операционным столом. Берется за самые сложные опухоли: пищевода, желудка. Их не только хирургу сложно выполнять, но и пациенту после них поправляться. Игорь Юрьевич взял за правило: никогда не смотреть в паспорт человека, чтобы узнать, сколько ему лет, потому что «паспортный» возраст не всегда соответствует состоянию здоровья. Вот хотя бы один из последних случаев — пациенту 85 лет, у него опухоль пищевода. Но общее состояние здоровья таково, что иной 60-летний позавидует. Сделали операцию, перенес человек ее непросто, но не только выжил, но и поправился. Хирургические вмешательства у 70-75-летних пациентов здесь норма, главное, чтобы легкие и сердечно-сосудистая система работали без нарушений.

РЕЗУЛЬТАТ
Одногодичная летальность в Чувашии снизилась до 18,2% при целевом показателе нацпроекта «Здравоохранение» 23,2%.

А что с лучевой медициной? Будет ли она развиваться? Да, ждут закупку оборудования в рамках национального проекта «Здравоохранение». Помещение, где пока еще стоит старый гамма-аппарат, будет отремонтировано, чтобы вместо устаревшего оборудования поставить компьютерный томограф и лучевой ускоритель. Томограф поможет облучать опухоли сверхприцельно. Времени на радиотерапию будет уходить намного меньше, здоровые ткани не будут вовлекаться в этот процесс. Это значит, что осложнений у пациентов будет меньше. А без лучевой терапии современную онкологию сложно представить. Очень часто опухоли вначале облучают, чтобы они стали более компактными, и только потом удаляют. Хотя бывает и наоборот — радиотерапию назначают, чтобы не было рецидива, уже после операции. 

Также благодаря нацпроекту для онкодиспансера закупят биохимические анализаторы, микроскопы для микрохирургических операций на сосудах, электрические ножи. Врачи, имея такое оборудование, смогут делать операции более прицельно, с меньшей кровопотерей, и быстрее по времени, что тоже немаловажно. Игорь Юрьевич не устает повторять: «Реабилитация пациента начинается на операционном столе. Чем профессиональнее работает хирург, тем легче пациенту восстанавливаться».

Источник: Газета "Советская Чувашия"



21 мая 2020
20:52
Распечатать
Поделиться